ФЭНДОМ

  • Orujeynik

    Поздний вечер. Трое молодых парней сидели у костра и болтали. Рядом, в высоком кювете, были «припаркованы» мотоциклы с колясками. Темы для разговоров были самые разнообразные, от места жительства до катастрофы, до пьянки в прошлый четверг.

    Их звали Коля, Саня и Лёша. Первый был двадцатипятилетним здоровяком родом из Рязани, работал раньше простым охранником, но после катастрофы перебрался в Магнитогорск, устроился в обороне тамошней базы. Второму было девятнадцать, родился, вырос и продолжал жить в Челябинске, где занимался в основном выращиванием овощей и прочей садовой культуры. А последний, двадцатидвухлетний Лёша, из Уфы, но после капута он вместе с группой выживших добрался до Свердловска, где стал заниматься сталкерством, добывая всяк…

    Читать ещё >
  • Orujeynik

    Группа из пяти человек ехала на Уазе вдоль «Дворцовой» набережной, с каждой минутой приближаясь к «Троицкому» мосту. Последний был в очень плохом состоянии. В некоторых местах мост даже обвалился, но – лишь по краям, так что авто вполне могло проехать.

    – Щас направо, на «Миллионку» – сообщил сибиряк Михаил, глядя в карту.

    Уазик легко вписался в поворот, чуть не задев перевёрнутый на бок микроавтобус. Они ехали под пятьдесят и почти не сбавляли скорость. Разумеется, ведь водителем был бывший таксист из Сочи Алик.

    – Ёхана-кандёхана! Ты пораньше предупреждай-то! Я чуть в «буханку» не врезался!

    Михаил поёжился и стал внимательно изучать карту. Сзади сидели, едва помещая на коленях автоматы, ещё трое. Первого звали Женя. Бывший житель Уфы. Среднего…

    Читать ещё >
  • Orujeynik

    Должен поблагодарить Кулибина за некоторую помощь в написании новеллы и указания пары мест. Очень помогло :)

    МИНСК

    Макс сидел на крыше недостроя на окраине города и смотрел в бинокль с одной треснувшей линзой. Он выслеживал своего младшего брата, ушедшего на охоту больше пяти часов назад. Он до сих пор не вернулся, и парня это настораживало. Такие ситуации случались настолько часто, что он уже едва сдерживал желание иной раз расквасить брату нос.

    Максиму нужно было отвлечься на что-нибудь. И выбрал он самую успокаивающую для себя тему: город Минск. Они с братом прожили на окраине всю жизнь, не зная остальной столицы Белоруской ССР. И родились, и росли, и тот роковой день они встретили тут, на этой улице…

    – Да пошли! Ссышь, что ли? – подначивал…

    Читать ещё >
  • Orujeynik

    Батюшка стоял над очередной могилой и отпевал усопшего протопопа Никона, в миру звавшегося Николаем. Рядом стоял, держа лопату, чёрный как шахтёр турист Иван, попавший в Соловецкий монастырь как раз перед ядерным взрывом. Большинство монахов погибло в тот день, и Иван с Батюшкой Сергием хоронили их уже второй день. У туриста тряслись руки. Он уже не мог смотреть на могилы и трупы.

    – Господи помилуй, Господи помилуй, Господи помилуй! – напевал Сергий.

    Бывшему комсомольцу было сложно свыкнуться с мыслью, что он сейчас стоял рядом со священнослужителем. Да и на сам остров, где находился монастырь, его заставила поехать жена Лена.

    «Где же ты сейчас, Лена? Не прощу себя, если погибла!» – думал Иван.

    Мужчина уже не мог смотреть на уже сто пятнадцаты…

    Читать ещё >
  • Orujeynik


    Пятнадцатилетний Игорь Племин сидел в надувной резиновой лодке, дрейфуя недалеко от берега. Поплавок от удочки плавал неподвижно уже больше часа. С каждой минутой всё больше хотелось взять когда-то дорогой кусок пластмассы и выбросить его за борт. О рыбалке Игорёк не знал ровным счётом ничего. Не довелось ему до сих пор нормально порыбачить с покойным отцом Олегом…

    Прошёл уже второй час, а в ведре для улова лишь ползали два рака, которые вцепились в ногу на мелководье. Игорю надоело сидеть в лодке и впустую просиживать штаны, потому он собирался сматывать удочку. Но вдруг, когда парень взял её в руки, поплавок из косточки и пробки от шампанского задёргался.

    Подросток напрягся, сосредотачиваясь на поплавке, как будто улов сорвётся, если он от…


    Читать ещё >