ФЭНДОМ


Ruzie02

– База вызывает Грозу! База вызывает Грозу, ответьте!

Рация надрывалась в двух метрах от лежащего человека. Эхо голоса майора разносилось в пустом, темном помещении. Лампочка, горевшая на рации, мигала. Человек в защитном костюме последней модели 1990 года зашевелил пальцами, пытаясь дотянуться до спасительного прибора связи, но ОНО раздавило его своей «ногой» и зарычало.

Потом тяжелая тишина опустилась на пустынную залу.

 

1992 год. Северный  Кавказ.

Все изменилось. На юге России в прошлом 1991 году выжившие начали въезжать сюда, на территорию гор, чтобы спастись от того мира, который таился за хребтом. Присутствие других людей напрягало, так как в этом одиноком и одичавшем мире мы были одни.

«Мы» - это я и мой брат. Жили в землянке, глубоко под землей, так как всяких вредных химических веществ в воздухе хватало. Три месяца назад стащили с местной военной базы комбинезоны – хорошие, новые, защищающие от любых типов «вредности». И после этого мы могли ходить по заброшенным хатам, зданиям в поисках хоть какой-нибудь еды. Конечно, в землянке, которую, кстати, мы соорудили с братом сами, был небольшой огородик, правда, искусственного света надо много, что весьма с напрягом давалось нам.

Стоит заметить, что мы совсем еще мальчуганы – мне двадцать, брату семнадцать, но жизнь заставила стать более взрослыми по уму. Родители погибли в роковой день 1985 года. Мы с братом играли (по нелепой случайности или по детской дурости) в подвале. Судьба, не иначе.

В общем, оказавшись на улице, я, будучи старше, понял, что произошло нечто ужасное. Вся земля была покрыта белым покрывалом, и это не похоже на снег. Вроде шариков пенопласта. Наш дом и дома соседей остались без крыши и стекол. Забор валялся на земле.

– А что случилось? – спросил у меня Сережа.

– Я не знаю, – покачал я головой в ответ. – Но вряд ли ранняя зима.

– А где мама и папа?

– Нет… Их здесь нет.

– Пойдем поищем? – улыбнулся Сережа и шагнул.

Под его ногой треснул кусок шифера, я схватил его за плечо. Какая-то подозрительная тишина стояла вокруг. Словно в этом мире кроме нас никого не было.

Спустя два года совсем рядом построили военную базу, которая брала обзор всей местности до хребта и Эльбруса. Еще, Эльбрус был самым страшным, самым опасным и самым непредсказуемым местом на Северном Кавказе. Когда мы подслушивали частоты военных, подложив им их же жучок, узнали, что возможно, вся эта фигня следствие нападения на Землю инопланетян. Да мы и не поверили. Не может такого быть.

 

В этот вечер, накануне дня, изменившего нашу жизнь, мы сидели в землянке и планировали выход наружу. Еда заканчивалась, нужно выходить в рейд.

– Так, слушай внимательно, Серый, – сказал я, тыкая в карту. – Здесь находится объект нашего с тобой штурма, а здесь находимся мы. Чтобы пройти безопасно к цели, нужно знать блокпосты вояк. В общем, они оккупировали наш магазин, поворот на центральную трассу, ну и вход в город. А в городе очень много мест, где они любят устраивать засады. Поэтому тебе боевая задача – крепко держать автомат обоими руками, идти за мной и не отвлекаться. Прислушивайся даже к тишине. Всё ясно?

– Да, Стас, – кивнул белобрысый Серега.

Я на минуту остановил взгляд на его узком лице. Светлую кожу тесно покрывали веснушки, серые глаза выражали ясность, которой не было в окружающей нас природе (если это можно назвать природой). Челка лежала на лбу, доставая до бровей, а сзади волосы уже вытянулись до лопаток.

Мы с ним были полной противоположностью. Я понимал, что меня мама родила не от мужа. Почему? Да потому что однажды в ящике мамы я нашел письма – старые, потрепанные (наверное, из-за частого чтения) и оттуда узнал, что мой отец – это первая любовь мамы. Получилось так, что она забеременела до свадьбы.

У меня были темные волосы, почти черные, завязанные в хвост, зеленые глаза и более сильное телосложение. Я всегда выделялся своей силой, а Серега совсем тощий.

– Все, спать, – коротко буркнул я и лег на лежанку.

 

На следующий день мы собрались. Главным в нашем походе являлась вода, а еда почти не нужна, так как воздух, наполненный полной грязью, не давал перекусить. Поэтому всегда приходилось наедаться в землянке, а потом уже идти.

– Идем по нашей тропе, помнишь? – спросил я, залезая на лестницу к люку.

– Помню.

Брат не отличался разговорчивостью, всегда отвечал, но много не болтал. Хороший партизан.

– Если вдруг вояки, – вздохнул я, отпустив ручку люка, – беги сюда, запирайся и не высовывайся. Я постучу вот так… – Я стукнул по люку два длинных удара и еще три коротких, еле слышных.

Парень кивнул, перехватил автомат, проверив магазин, и посмотрел на меня. Я два раза крутанул колесо люка и откинул крышку. Защитная маска уже была на лицах обоих, а в землянку ворвалась пыль и белые шарики посыпались с краев. Свет на несколько секунд ослепил, но вскоре глаза привыкли.

Я высунул голову и осмотрел окрестности беглым взглядом и вновь спрятался. Потом проверка произошла еще раз, и я убедился, что все чисто. Показав Сереге выставленный большой палец, я надел каску и очки и выскочил на землю. Брат вылез, сел на корточки и поставил приклад автомата к плечу, пока я закрывал «хату».

Наша тропинка шла через лесополосу, где мы меньше всего были заметны. Мы носили светло-серые костюмы с плотной тканью и встроенным бронежилетом, датчиками живых существ и еще всякими приборами. Именно этот цвет костюмов использовали военные в походах. Так что нас не должны заметить с патрульного вертолета.

Мы прошли больше трех километров, обогнув блокпост, и уже напрямую пошли по лесополосе, которая заканчивалась на повороте в город.

Но сегодня удача отвернулась от моих планов и надежд, захватив и Серегины. Через три часа нашего путешествия мы наткнулись на пеший патруль. Вояки заметили нас и начали стрелять.

– Серега, беги! – заорал я не своим голосом, отскакивая от пуль.

Он пальнул пару раз в сторону патруля и рванул по нашим следам обратно. Я лег на живот, осторожно достал винтовку и прицелился. Вояки бежали, поэтому цель не определялась. А бежали эти ежики за Серегой.

Только хотел вскочить, но меня придавил ботинок, твердо упершийся в спину.

– Стоять! – сказал низкий и прокуренный голос.

Я стал ерзать, пытаясь освободиться от этого, но вояка еще сильней надавил меж лопаток. Вдруг я увидел, что и брата поймали. В отчаянии, что не смог отвлечь их от Сережи, я уткнулся в землю лицом.

 

Спустя три часа мы оказались на блокпосте, который недавно так ловко обошли. Нас завели в небольшой бункер, где, видимо, сидел командир.

– Как слышите?! – орал в рацию высокий военный. – Прием!

– Товарищ майор, – произнес бугай, схвативший меня.

Военный обернулся, кинув рацию на стол. Его лоб покрылся капельками пота, густая щетина покрывала щеки и подбородок, а темные волосы были взъерошены.

– Прибыли, это хорошо! – Он хлопнул в ладоши и уселся за широкий стол. – Посадите их сюда и валите! – приказал майор, показав на два стула, стоящие напротив.

Нас толкнули вперед, и мы тяжело упали на стулья, так как усталость одолела мышцы. Патрульные ушли.

– Ну что, воришки? Долго еще на свободе собирались ошиваться? – спросил майор, усмехнувшись. В этой усмешке показалась злоба и представление, кто здесь хозяин.

– Ну как бы всю жизнь, – ответил я, пожав плечами. – Иль забыли, товарищ майор, что здесь уже все вне закона?

– Да видно не понимаешь, с кем разговариваешь?

– Понимаю.

– Так, короче, к делу. Я предлагаю вам провести важнейшую операцию. Почему вас? Да потому что солдат уже не осталось. А если вам дорога ваша шкура, вы по-любому вернетесь. Операция состоит в том, что вам выдают здесь оружие и отличные костюмы, не то, что сейчас на вас, сажают в вертолет, он доставляет вас к подножию Эльбруса. Там вы должны осмотреть все, что будет связано с деятельностью людей. Даже те же самые машины, дома, постройки разные. Найдете, отзываетесь по рации. Далее. Вы обследуйте находку и докладываете, что нашли, что видели.

– И что? – возмутился я. – А если мы погибнем там?

– Я еще не закончил, – поднял руку майор, останавливая мои бурные высказывания. – У вас есть выбор – либо подземная тюрьма, либо Эльбрус.

Внутри меня поднялся вихрь злости, но я сжал крепче кулаки и посмотрел на майора хмуро, зло.

– Я пойду, только брата отпустите.

– Это выбор его… – пожал плечами майор.

– Он слишком мал, чтоб принимать такие решения. Послушай, Серега, помнишь, что я тебе говорил, когда мы уходили? Вот сейчас ты быстро бежишь «домой» и ждешь, пока я не вернусь.

Парень молчал, смотрел сначала мне в глаза, потом отвел взгляд на майора.

– Я пойду с тобой, Стас…

Не успел я возразить, как дверь бункера распахнулась, и внутрь вошел грузный военный с автоматом на плече. Его лицо скрывала большая каска и защитная маска. Костюм придавал ему грозный вид – на поясе висели в рядок гранаты, через грудь накрест проходили «ленты» патронов для пулемета, на боках висели специальные контейнеры для «рожков» автомата. Большой и толстой рукой стянув с лица маску, сказал:

– Прапорщик Жулев по вашему приказу прибыл!

– Здравия желаю, садись, – кивнул майор, указав на третий стул.

Жулев грузно уселся, развалившись, и покосился на нас прищуренными глазами черного цвета. Скривил губы в усмешке и посмотрел на майора.

– Это те щенки?

– Нет, это твоя группа, прапорщик! – гаркнул майор. – Уважай, и тебя уважать станут! А вы, – тыкнул на нас он, – внимательно слушайте и запоминайте. Необходимо провести операцию по захвату горы Эльбрус. Наш вертолет высаживает вас на подножии, как можно ближе к полю обнаружения. Черт знает, что там творится, но наши группы разбивались на вертолетах. Ваша задача найти вертолеты, выяснить, что произошло и найти на горе какие-либо признаки массового оружия или системы обнаружения.

Я посмотрел на брата, говоря самим взглядом, что ему нужно уходить домой. Он опустил глаза, игнорируя мою мольбу и волнение.

– Майор, у меня одна просьба, – сказал я, – чтобы брата увезли отсюда. На берег реки.

– Будет сделано.

– Нет! – вскричал Сережа.

– Да, я сказал! – возразил я, встав со стула. – Ты едешь на берег реки и уходишь домой. Сидишь и ждешь меня, понял?

Он отвернулся, его губы вытянулись в тонкую полоску, показывая недовольство. Я же не собирался брать его на Эльбрус, зная, что оттуда никто не возвращался, даже с мощным оружием.

– Так что? В арсенал сигналить, чтоб оружие принесли? – нетерпеливо спросил майор, пристальным взглядом смотря на меня.

– Сигналь, майор, – вздохнул я.

– Правильно, – одобрительно улыбнулся он и взял со стола рацию.

Я метался в мыслях – ведь брата нельзя оставлять! Он всегда жил со мной, а сейчас я просто уйду. Ведь могу и не вернуться. А сбежать не получится, вертолет высадит и всё…

 

– Скала, как слышите, прием, – крякнула рация в вертолете.

– Слышу отлично, прием, – ответил летчик.

– Сейчас опуститесь на сто метров и начинайте высадку.

– Вас понял, конец связи. – Летчик повернулся ко мне, показывая, что сейчас будет говорить мне. Я включил нашу внутреннюю рацию и спустил пластиковые очки. – Смотри, брат, это схема Эльбруса.

На очках высветилась зеленая, решеточная схема горы. Картинка начала крутиться, и на вершине замигала точка.

– Видишь вершину? – спросил летчик, я кивнул. – Это, по нашим предварительным расчетам, база тварей, которые Россию в пух и прах разнесли! Твоя боевая задача – проникнуть и узнать как можно больше! Всё! Вперед! Парашют на автоматике, пролетишь от вертолета 20 метров, он раскроется! Нет, дернешь, сам знаешь! Кодовое название вашей группы – Гроза! Удачи!

Я выставил большой палец и кивнул, говоря: «Спасибо!» Прапор открыл шлюз и прыгнул. Я делал это в первый раз, поэтому сначала не решался. Но вдруг какой-то солдат пихнул меня в спину, и всё закончилось.

Высота заставляла сердце отбивать чечетку, мысли выветрились, я словно пустая кукла летел на землю. Поверхность земли, казалось, так близко. Но вдруг – РЫВОК – и я плавно спускался, только очнуться никак не смог.

Коснувшись ногами земли, я упал лицом вниз, тяжело дыша и даже не пытаясь подняться. Колени дрожали, в животе все свернулось в тугой узел.

– Вставай, тряпка! – заорал Прапор.

Я на дрожащих руках начал подниматься и осторожно осматриваться. Снег, кругом снег, жесточайшая метель и свистящий ветер. За стеной вьюги невозможно было что-либо различить, но Прапор упорным ишаком пер в пургу.

– Он что, ненормальный? – спросил солдатик.

– Не знаю, –  ответил я.

И шагнул. Но вдруг как молнией садануло. Голос-то Сережкин!

– Ах ты ж мелочь пузатая! – заорал я, кинувшись на него.

Он попятился, выставив руки вперед.

Со стороны, куда пошел Прапор, раздался истерический крик. Я обернулся, снял с плеча автомат и двинулся в ту сторону. Вдруг на белом фоне обрисовался высокий и худой силуэт с длинными руками, ногами и совсем немаленьким телом. Мутант какой-то? Я рукой остановил Сережу, который передернул затвор. Мутант помахал руками и ушел в стену снега.

Я обернулся к Сереге, показал ему кулак и, выставив мой любимый большой палец, провел напротив шеи. Он вжался и опустил голову, следуя по моим следам.

 

Примерно, часа три мы поднимались в гору, и вышли на ущелье, словно прорезанное кем-то. Высокие скалы были словно воткнуты в серое небо, а в скалы встроены какие-то высокие здания без окон, без дверей. Слева виднелось словно жерло, слепленное из стали, и из него шел столб пара или дыма. Вокруг этого жерла располагались железные столбы, связанные друг с другом толстыми проводами в несколько рядов.

Я долго смотрел на все это и не сразу увидел, что Серега уже отошел от меня на добрых два десятка шагов вперед.

– Стоять! – крикнул я.

Вдруг словно с неба прямо перед братом возник такой же мутант, которого мы встретили на подножии. Уродливое, морщинистое, покрытое какими-то бородавками тело находилось на длинных ногах, от него шли две длинных, до земли, ручищи с толстыми и когтистыми пальцами. На маленькой голове был единственный глаз.

– Беги! – заорал я, но Серега все так же стоял в ступоре и смотрел на чудовище. – Беги, я сказал! Придурок!

Он попятился, а я начал стрелять. Но уродцу было все равно, он смотрел на Сережу. Сердце мое заныло, я поменял магазин и снова стрелял.

Потом все, как в тумане. Серегин автомат тоже застрекотал, но гигантская лапища схватила его и жестко придавила к земле. Я начал кричать, реветь, как твой медведь, но чудовище вжимало его в каменную поверхность.

Мутант посмотрел на меня. А мушка автомата уже стояла на его глазу, и я нажал курок.

Когда я подошел к брату, он уже не дышал. Сев на колени, не стесняясь слез, я зарыдал. Это я не уберег тебя, Серега! Брат!

Решив закончить дело, я двинулся вдоль железных столбов, желая найти базу (или логово) этих тварей!

Видимо, они сами решили меня встретить… И даже автомат не помогал отбиться от них…

   ***

Глупые сведения, разносящиеся по Северному Кавказу, не подтверждены. Группа Гроза, героически отдав свою жизнь, позволило нам пойти на хитрость и узнать, что за существа появились на нашей планете. Ими оказались такие же люди, только другой национальности… А пареньков жаль, я верил в них…